Арт-объект

Автор «Слова пацана»: «Не считаю, что нормальные дети после сериала возьмут монтажку»

20.06.2024 Вика ЗВЕРЕВА
Роберт Гараев, автор книги "Слово пацана", по которой сняли нашумевший сериал, встретился с уфимскими читателями и рассказал, как создавал свое произведение. Автор всю жизнь живет в Казани и как нельзя лучше знает, как обстояли дела в столице Татарстана в 80-е. Криминальные группировки правили бал в этом городе, а люди боялись выходить на улицу. Интересно, что школьником Роберт был членом одной из банд. В сериале прототипом Гараев стал Андрей "Пальто".

«Пацаны - это не всегда равно гопники»

 

- Роберт Гараев живёт в Казани 80-х. Что это за место и почему маленький Роберт решает стать пацаном? Опишите свой обычный школьный день того времени.

- Обо всем этом есть информация в сериале, ведь там есть прототип - Андрей «Пальто» - и его вхождение группировку. У героя все так же, как и у меня. Кстати, ваш вопрос очень похож на вопрос, который задал режиссер Жора Крыжовников в первый день работы над сценарием. Какая опасность у казанского школьника была, начиная с самого утра, когда он выходит из дома в школу? Мне сразу вспоминаются акции "С добрым утром" и "С добрым вечером". Это когда группировки собирались маленькой стайкой, человек пять-восемь, приходили к какому-нибудь ПТУ или школе и выискивали врагов. У каждого, кто шёл мимо, они спрашивали, откуда он. И если это был кто-то из вражеской группировки, ему пытались пробить "копилку" - это выбоина в черепе после удара арматурой. Вот примерно тоже самое я ответил и Жоре на его вопрос. На пути в школу тебя могли подстерегать трудности в виде того, что тебя "отшакалят". Это такое слово казанское, которое означает всем понятный "гоп-стоп".  Просто "гоп-стоп" тогда не говорили, а говорили "шакалить". В принципе, это очень точное выражение, чтобы объяснить, что мальчики покрупнее и посильнее отнимают у других мальчиков деньги, которые им дали родители на обед.

- А кого все-таки подстерегала большая опасность - мальчиков, у которых можно что-то отнять, или тех, кто уже "пришит" к противоборствующей группировке?

- Боюсь, что для тех, кто из противоборствующей группировки, все было пожёстче. Но, с другой стороны, когда ты не участник группировки, то есть чушпан, тебя можно обижать, унижать всегда и постоянно. То есть ты не являешься гражданином этого подросткового сообщества, потому что гражданин - это пацан, тот, кто присутствует в группировке. А если ты не участник этого сообщества, то выпадаешь из мира привилегий и вообще являешься никем и поэтому тебя могут третировать постоянно, всегда, целый день. Это буллинг до школы, в школе, после школы и во дворе.

- В казанские группировки попадали все подряд, а не только дно общества?

- Пацаны - это всегда не равно гопники. Скорее всего, пацан - это гопник, но не обязательно. Были вежливые, как будто бы интеллигентные ребята. Но чаще всего, конечно, между этими понятиями можно было поставить знак равенства.

- Какая часть поколения прошла через группировки?

- Я думаю, четверть мужского населения.

- Какая группировка была самой главной?

- "Тяп-ляп" были самой главной и сильной группировкой города. Когда начался казанский феномен, примерно в 82 году и до 91 года в каждом районе выросло по "Тяп-ляпу". Если грубо говорить, этих авторитетов стало очень много. Им нужно было бороться за символический авторитет - кто будет круче, "делить асфальт". Если ты с "Тяп-ляпа", то тебя боялись. Это был такой райончик: угоняли мотоциклы, воровали лодочные моторы и все, что плохо лежало. Безусловно, денежная сторона в группировке присутствовала, "шакалили". Но в целом группировка была не про криминал, а про драки "район на район".

- Насколько формален был запрет на употребление алкоголя и наркотиков?

- В каком-то возрасте запрет переставал действовать, потому что в группировках были иерархичные страты. Нижний возраст - это скорлупа, как Андрей и Марат в сериале. Потом шли супера. Я думаю, что на суперов закон ещё действовал, а вот дальше уже не распространялся. Алкоголь старшие могли пить, сигареты тоже курили. Время от времени запрет на курение сигарет нарушался и карался избиением, как в сериале. У нас в группировке такое было, пару раз в месяц мы получали всем "возрастом" за то, что кого-то ловили с сигаретами или с алкоголем.

 

«Женское сообщество интереснее и экзотичнее»

 

- Вы сказали, что книга жестче, чем фильм. А куда еще жестче - там же либо убили, либо посадили?

- Убили или посадили - это да, такие мужские игры. Казанский феномен образца 1989 года - это борьба за символический авторитет, борьба за асфальт, борьба ни за что. Самое страшное касалось женщин - изнасилования были страшнее проломленных голов. Женщине всегда отдавалась второстепенная роль. Грубо говоря, если чушпаны были бесправны, то девушка подвергалась даже большей опасности, чем чушпаны. С 86-го по 88 год - это был мрак. Бедные девушки, я не знаю как они ходили по Казани. Это было балансирование очень опасное.

- Уличная логика была такая: пацану надо ходить с чистой, нетронутой девочкой. Если у них были какие-то отношения, а затем произошло расставание, то девушка становилась общедоступной для всех?

- Я приведу страшный пример. В фильме была история про Айгуль. Один из героев книги, которого мы называем Марат, рассказал, что у него была одноклассница, которая встречалась с пацаном. Они поссорились по какой-то ерундовой причине и расстались. После этого он объявил, что девушка - "башка", что означало занятие оральным сексом. Вся группировка пустила ее по кругу и делала это регулярно. Потом родители вывезли девочку в другой город, где она начала употреблять наркотики и умерла от передозировки. И это был типичный случай. Именно поэтому на вопросы - были ли прототипы у Айгуль, я отвечаю, что образ Айгуль - как памятник любой казанской девушке того периода, которая могла испытать на себе такое унижение.

- Если девушка вмешивалась в дела группировки, то какое наказание ее ждало?

- Скорее всего пацану бы сказали: "Забери свою бабу и держи её в узде". То есть с девушкой бы никто не стал разговаривать, предъявлять бы стали ее парню. С ним, я думаю, бы строго поговорили и объяснили, что это не дело для девочки.

- А если бы это была мама или сестра?

- Девочки и не старались попасть на сборы. Они видели много мальчиков и старались такие места обойти стороной за километр. А с мамой бы поздоровались уважительно, что-то бы придумали. Но обижать бы маму не стали точно, потому что мама - это мама. В какой-то момент в сериале должна была прийти мама Андрея на сборы к ребятам. Но кажется, это не попало в итоговый монтаж. Андрей Николаевич любит такие сцены. У меня одна из моих любимых сцен, которая говорит о его творческом методе, это когда ребята с Турбо берут Вову «Адидаса» из операционной и несут его в скорую помощь. И в самый неудобный момент встречается мама Андрея со словами "Что ты тут делаешь?". В этом прям виден творческий метод Андрея Першина. В самую экстремальную, непонятную, неудобную ситуацию надо какого-то нелепого человека вставить. Например, маму Андрея. Так же, как и в сцене, когда "отшивают" Кощея и идёт мужичок пьяненький. В этом заключается трагикомедия. 

- Вы начали работу над исследованием женских группировок. Насколько женщины готовы говорить о таком опыте?

- Да, сейчас я пишу про женские банды. Стараюсь не распространяться об этом, но тем не менее отвечу на ваш вопрос. Просто боюсь выгореть, если слишком много расскажу. Благодаря успеху сериала находится некое количество женщин, которые готовы говорить об этом. Но вы правы, женщины намного более закрыты. Если мужчины этим опытом могут похвастаться перед сыном или внуком, то у женщин обычно истории очень тяжёлые. И если они готовы мне об этом рассказать, то я благодарен им. Время от времени беру интервью у них. Глобальной эта книга не сможет стать. Думаю, она будет потоньше. Явление интересное и не менее экзотическое, но не такое глобальное. Все происходило в тайне от пацанов и было очень странным. На самом деле женское сообщество - это даже интереснее и экзотичнее. Непонятно, почему женщине нужно быть в группировке, в банде, почему женщины приходят к насилию.

 

«Казанский феномен - это нарыв на обществе»

 

- Почему все-таки "казанский феномен"?

- Представьте, что большинство молодых людей вашего города - это группировки и они вас третируют. Казанский феномен, потому что их было много и они правили бал.

- Татарстан - экономически развитый, богатый, благополучный регион. В Башкирии в 90-х и начале нулевых экономическое развитие тормозилось. Не является ли существование таких территориальных мощных ОПГ фактором, который обусловил сохранение внутри Татарстана ключевых экономических активов?

- Отчасти может быть, но скорее это мудрая политика Шаймиева, который сыграл тогда на национальном вопросе в 1991 году. Из деревни напривозили всяких ребят. Нельзя их назвать пэтэушниками, но, так скажем, их аналог. Им дали кирпичи и арматуры, и они начали кричать: "Мы за суверенитет, мы хотим, чтобы Татарстан отделился от России". В тот момент это было возможно. И вот на этих людях Шаймиев выпросил у Ельцина суверенитет. Ельцин сказал: "Берите столько, сколько унесёте". Сложилась схема, что бюджет не уходит в центр и им распоряжается сама республика. Это и было рецептом. Группировки не думаю, что повлияли. Но уже тогда в начале 90-х "Оргсинтез" крышевался одной из самых сильных и больших группировок Казани.

- Казанский феномен все-таки связан с тюремной иерархией или же на тот момент это был способ КГБ подорвать авторитет министра внутренних дел?

- Я думаю, эксперимент с КГБ, возможно, и был, но я его доказать не смог. Родоначальниками пацанских понятий были действительно тюремные понятия - блатные, воровские. Но они были видоизменены, потому что блатные понятия все-таки для нахождения внутри закрытого коллектива, внутри лагеря, зоны. Пацанские понятия были для существования на улице. Самое главное время их существования - перестройка, когда все думали о том, как подняться, изменить свою жизнь вместе с тем, как меняется жизнь страны на тот момент.

- На пацанов влияли жулики и воры, тюремные понятия. А могло бы что-то хорошее получиться из этого движения, если бы не было влияния криминала?

- На этих пацанов влияли не только жулики, сидельцы и арестанты. В сериале это показано через ситуацию с Кощеем, потому что в какой-то момент криминал новой волны, рэкетиры и бандиты борются с криминалом старой школы и Кощея "отшивают", потому что их это не устраивает, им хочется занимать криминалом поновее, который может принести какой-то материальный доход. Я считаю, что влиял и "чёрный ход", и "красный ход". А могло ли это во что-то хорошее вылиться? Ну, не уверен.

Гараев замечает, что «единственная причина, по которой эти группировки собирались, - общее место проживания».

- Это так же, как ты приходишь в класс и если у тебя хороший район, то тебе попадаются хорошие ребята, а в депрессивном райончике в классе одни дети алкоголиков. Современная молодёжь - например, мои дети - дружат с кем-то в интернете, с теми, кто любит, например, японскую мультипликацию или определённую группу. Даже футбольные хулиганы любят какую-то общую футбольную команду. У них больше общего, чем у тех, кто просто родился в одном дворе. Мне не кажется, что казанский феномен это о чем-то хорошем. Это странный нарыв на обществе, который произошёл. Он был интересным, достоин изучения, но это отрицательная история.

- В книге проводится разделение, что блатная, чёрная, лагерная культура - это не про казанский феномен. Ведь в Казани были сборы, спорт, другие понятия.

- Хотя при этом группировки в целом делились на два лагеря. Даже внутри группировки иногда были приверженцы воровского и приверженцы новой школы криминала, потому что рэкетиры появились в 1989 году вместе с законами Горбачёва о кооперативах и свободной экономике. Михаил Орский, у которого есть паблик "Выжить в 90-е", рассказывал, что он все 80-е просидел в тюрьме. В 1989 году к ним посадили первого рэкетира, и они пошли всей тюрьмой смотреть на него. Что за экзотика такая, кто такой рэкетир? Слово всем казалось очень экзотичным. Ну и вообще, об этом писали газеты, давайте-ка мы посмотрим на этого человека.

 

«Не думаю, что группировки могут вернуться»

 

- Что должно произойти, чтобы группировки стали возможны в современной России?

- Я не думаю, что могут вернуться, потому что все-таки они возникли во время трансформации общества из социалистического в капиталистическое. Такой трансформации сейчас не наблюдается. Одним из условий для их появления могло быть чисто фантастически, если вдруг современные силовики перестанут быть такими сильными, как они есть сейчас. Если бы камеры видеонаблюдения пропали бы совсем. Ну и экономика, например, ушла бы в полную стагнацию. Если эти три фактора соблюсти, то, наверное, группировки могли бы вернуться. Да, ещё я забыл четвертое условие - отключить интернет. Современный подросток живёт в гаджете, а не на улице. Еще, как вариант, если закроют все кинотеатры и не будет книжных магазинов. Одним словом, чтобы появились группировки, должно быть абсолютно другое общество и подросткам должно быть совершенно нечего делать.

- В современной Шотландия нет дефицита и бедности, но есть опасные группировки.  В чем же причина насилия?

- Если говорить про Шотландию, я думаю, это связано с футболом. Если спросить, на что похожи группировки казанского феномена, то, наверное, на "Околофутбола", на эти забивы, драки, на то, как они ездят в другие города. А Шотландия, Великобритания, Ирландия - это, конечно, футбольные державы. И понятное дело, что у них футбольное хулиганство - намного более древняя история, чем в России. У нас эта история из 90-х идет, а там - где-то из 60-70-х. Но я не являюсь специалистом по Шотландии и моё мнение в этом плане не экспертно.

- Ваша книга про тяжёлый период конкретного региона и подростковой преступности. А на фоне этого что ярко выделялось в Казани того времени? Что вы вспоминаете с теплотой?

- По воскресеньям была "менка" на улице Карима Тинчурина, где собирались продавцы книжек, пластинок, видеокассет. Там можно было купить пластинку или какую-то редкую книжку. Это было глотком воздуха для меня, я всегда коллекционировал пластинки.

- Но ведь в Казани того времени помимо ОПГ было известное студенческое конструкторское бюро "Прометей". Значит существовала все-таки какая-то альтернатива?

- Был казанский рок-клуб, были разные группы вроде "Записки мёртвого человека". Этот коллектив даже выходил на двойной виниловой пластинке. Культурная жизнь, конечно, была. Неформальные субкультурные молодёжные движения не могли развиться при группировках, потому что серьга в ухе - это был очень смелый поступок. Ты бы просто "выхватывал" каждый день. Как, впрочем, и я уже на выходе из группировки, когда ходил в своём субкультурном виде. Меня останавливали каждый день, я постоянно натыкался на какие-то угрозы, драки. Чаще всего мне приходилось убегать, конечно, потому что это был самый логичный выход из ситуации. И культурная жизнь была, и университет, и много всего.

Но, по мнению автора книги, «80-е в Казани - это все-таки история про группировки».

- Она оставила очень серьёзный след на городе, и я считаю, что у Казани до сих пор травма коллективная. Сериал не дали снимать в Казани, потому что эта коллективная травма ещё не проработана. Из-за общественной дискуссии, вызванной выходом сериала, люди начинают вспоминать это травматическое время, когда кто-то унижал, а кто-то был унижен. Тяжело вспоминать и тем, и другим. Я знаю, что некоторые герои моей книги не готовы смотреть до сих пор сериал, потому что они боятся, что их будет триггерить, поскольку они сами делали плохое.

 

«Я специалист в музыке, а не в криминале»

 

- Но вы недолго были "с улицы", верно? То есть это короткий эпизод из вашей жизни. После вы стали журналистом, музыкантом и диджеем. Почему все-таки книгу написали именно об этом?

- На самом деле специалистом я являюсь в музыке, но никак не в криминальных делах. Полтора-два года я пробыл в группировке, потом меня "отшили", и я забыл об этом напрочь. Вспомнил лишь, когда работал в Еврейском музее и мы постоянно водили экскурсии, что-то исследовали. И вот в Еврейском музее меня, татарина, посетила мысль "а что я могу исследовать из своего опыта?". И, собственно, я вспомнил, что был участником группировки когда-то давно. Это мне позволило, когда я начал искать людей на интервью для книги, задавать правильные вопросы. Вот единственное, наверное, чем это помогло, потому что я немножечко знал, как все устроено. Я знал, что спрашивать, и самое важное, как спрашивать. Криминальная публика достаточно трудная, криминал любит тишину.

Роберт рассказал, что «по понятиям давать интервью не приветствуется, поэтому многие разговаривали анонимно».

- Я задавал вопросы, конечно, не про то, где они совершили преступление, а потом разрыли труп. Спрашивал про устройство группировок, про понятия, иерархию. В общем, грубо говоря, делал энциклопедию "Слово пацана". Мою книгу сначала воспринимали как сувенир на полочку, которую можно поставить, потому что ты посмотрел сериал и тебе он понравился. Раньше ты покупал dvd или видеокассету с красивой обложкой и мог возвращаться к этому физическому объекту после просмотра фильма. Сейчас после просмотра сериала на онлайн-площадке тебе хочется обладать чем-то физическим. Вот моя книжка стала именно такой: ее хотелось подарить папе, брату, мужу, взрослому родственнику. Я даже удивлён, что её читают в таком количестве, потому что все же книга пожёстче сериала.

- В книге нет героев Вовы «Адидаса» и Марата. И даже «Пальто» есть фрагментарно в каких-то эпизодах вашей жизни. Тогда что из себя представляет книга?

- Это энциклопедия казанского феномена. Книга о том, почему, как и когда он появился, как из 70-х перешёл в 80-е годы. Что случилось с этими подростковыми группировками в 90-е, когда появились деньги и как они трансформировались в настоящие ОПГ. Как это дошло до нулевых и как начался спад. Кроме того, как все устроено, по каким понятиям жили люди, свидетельства очевидцев, адвокатов, милиционеров, участников группировок и простых жертв. Больше всего слова я дал участникам группировок. Именно поэтому книга называется "Слово пацана". Не только из-за клятвы, которая звучит как "даю слово пацана", а как слово, предоставленное пацану.

- В книге почти под микроскопом исследуется каждый нюанс жизни. Ведь там есть рассказы про дискотеки, отношение к женщинам, про то, кто во что одевался, исторический бэкграунд. Более того, среди спикеров есть киллер и даже музыкант Мистер Малой.

- С Мистером Малым мы списались в соцсетях. В 1994 году в Казани я был на его концерте. Мы слушали модную классную музыку, но Мистер Малой был важным артистом и для рейверов, и панков, и вообще его принимали все. Как сериал "Слово пацана" смотрят все поколения и разные люди, также было с этим музыкантом. На тот момент это была очень модная и классная музыка. Да и до сих пор его рэп и странные каламбуры все еще очень необычно звучат.

- Какие книги вы сейчас читаете?

- Я почему-то пропустил в своё время книгу Владимира Сорокина "День опричника". Сейчас её читаю. Из Алматы привёз большой каталог про казахстанскую новую волну кинематографа. И, кроме того, планирую читать дневники молодёжи оттепельных времён. Хочется понять время через повседневные рассказы людей, которые жили тогда и не думали, что будут опубликованы. В этих дневниках сокровенные мысли, это очень мощная история.

 

«Не думал, что сериал завирусится у молодёжи»

 

- Есть ли у вас авторская рекомендация, как читать "Слово пацана"? Ведь это не художественная книга, а, грубо говоря, большой учебник о казанском феномене.

- Если вам не интересно про историю группировок, то первый раздел можно пропустить и сразу перейти к фактуре, где уже присутствует речь группировщиков, а она - один из важных элементов книги. Очень многое приходилось вычищать, потому что в прямой речи люди повторяются, говорят одно и тоже. При этом бандиты говорят ярко, интересно, но их надо править, чтобы обыкновенному человеку было понятно, о чем идёт речь. Все это "мясо" где-то в серединке. Если кто-то хочет хронологически пойти, то ближе к концу есть глава про группировку "Тяп-Ляп", которая была в 70-е. Можно начать изучение с неё, если хочется хронологически быть верным. Но особого рецепта нет - открывайте и читайте.

- Не думали ли о том, что книга подтолкнет сегодняшних пацанов что-то повторить из этой книги?

- По поводу романтизации тех событий. Казанские пацаны 80-х не смотрели сериал "Слово пацана" и не читали мою книгу, но они всеми этими безумствами занимались. То есть я снимаю с себя полную ответственность и не считаю, что нормальные дети, посмотревшие сериал, возьмут монтажку и пойдут громить кого-то на улице. Мои дети 11-ти и 16 лет посмотрели сериал. Если у кого-то были предпосылки, то, наверное, сериал может подтолкнуть к действиям, но тут уж, извините, я снимаю с себя ответственность.

- Какой посыл для современной молодёжи вы хотите передать в своей книге?

- Я бы предостерёг молодёжь от чтения моей книги. Запретительная плашка 18+ все-таки не зря сделана на книге, не надо детям ее читать. До того, как вышел сериал, моя книга была популярна в кругах военных и творческих людей. Обычно те, кто читают мою книгу, это скорее всего уже "защищённая" публика. То есть они уже умненькие и им просто интересно узнать эту историю как экзотику. Я не про нравоучение, оно ничему не учит. Насилие - это плохо и ужасно. С этой мыслью я полностью согласен. Я против насилия, и в книге это очевидно.

- Когда вы писали книгу, предполагали, что она будет экранизирована?

- Это любимый вопрос, который задают каждый встречу. Любой автор, наверное, надеется на экранизацию. Вершина читательского интереса и внимания заключается в экранизации. Хотя трудно было предположить, что мою книгу могли экранизировать, потому что там нарратив непрямой. В ней много историй, но нет таких, как в сериале. Я ожидал какого-то успеха, понимал, что будет внимание. И оно, собственно, было и до сериала, потому что для современного российского книжного рынка тираж 12 500 экземпляров говорит об интересной судьбе книги. Понятное дело, что цифры очень сильно изменились после выхода сериала. Я не думал, что сериал завирусится у молодёжи. Мне казалось, что это скорее ностальгическая история для мужчин 40-60 лет. Но то, что это стало интересно для подростков, для меня полная неожиданность. Не могу понять, ищу ответы, смотрю интервью людей из нашей киногруппы - никто не понимает этого. Ни один из доводов не отвечает на вопрос про бешеную популярность, которая даже пугает в какой-то момент.

-  В книге "Город Брежнев" Шамиля Идиатуллина есть персонаж очень похожий на Вову «Адидаса». Возможно ли, что эта книга повлияла на сериал?

- Я знаком с Шамилем Идиатуллиным, но книгу еще не прочёл, пока только планирую. Это ведь тоже про Татарстан, про город Набережные Челны.

- Читатели спрашивали у вас, где в книге Вова «Адидас»? Сталкиваетесь ли вы с непониманием читателей, которые пытаются сопоставить книгу с сериалом?

- Дети не читают мою книгу, а взрослые во всем разобрались. Было какое-то непонимание, но мы объяснили, что сериал и книга - это немного разные вещи. Я видел много роликов в интернете, которые объясняют, чем книга отличается от сериала. Авторы все это сделали, даже не обращаясь ко мне.
 

«Я попал в группировку так же, как «Пальто»

 

- Как пришла идея снять сериал?

- Идея снять сериал пришла режиссеру Жоре Крыжовникову, когда он послушал какой-то подкаст со мной. На тот момент он даже не прочёл книгу, но все равно сразу мне написал. Я рассказывал в этом подкасте про первые сборы, где у нас был костер, пеклась картошка. Жора просто кинематографически представил эту картину. В итоге костёр есть в первой серии "Слова пацана". Помните, там трубы, теплотрасса и ребята сидят, горит костёр. Вот так у кинематографистов работает подключение к истории. Он ещё даже книгу не прочитал, а уже создал эту сцену у себя в голове и от неё уже плясал при создании фильма.

- Что повлияло на фильм?

- Жора Крыжовников посмотрел все фильмы, которые выходили в 1989 году на "Мосфильме" и выписал себе подшивку журналов "Огонек" и "Смена" за 88-89 годы. То есть погружались мы глубоко. В сериале есть оммажи к фильму "Игла" и к фильму "ЧП районного масштаба". Мы, конечно, смотрели и фильм "Меня зовут Арлекино". Не то что бы мы ориентировались на него, но держали в уме. Ты смотришь эти все фильмы и потом, возможно, что-то неосознанно берешь из них, но ты уже сам этого не понимаешь.

- Что в сериале в образе Андрея «Пальто» взято из вашей жизни?

- Собственно, я попал в группировку так же, как он. Был парень из параллельного класса Искандер. Он хотел с меня стрясти три рубля. И в этот же день подошли его одноклассники, Дима и Максим, и сказали, что у них "набирается возраст". Это был, правда, не февраль, как в сериале, а сентябрь или октябрь. Мне предложили тоже прийти и сказали, что моя проблема решится автоматически. И она, собственно, решилась. Я сходил вечером на сборы, пришился, мне задали вопросы, но спаррингов не было. В нашей группировке просто это не практиковалось, хотя в некоторых группировках было в порядке вещей. И на следующее утро они уже сообщили Искандеру, чтобы к Роберту не подходил. Примерно то же самое, что и с Маратом и Андреем происходит в раздевалке в фильме - "пацан теперь с нами".

- Появление героев сериала, которых нет в книге, с вами обсуждалось?

- Все герои сериала были выдуманы. Мы вместе их придумывали, обсуждали, какими они будут. Мне нравится, что у Жоры Крыжовникова нет плоских персонажей. Нет абсолютно хороших и абсолютно плохих. Даже Турбо, который делает гадости Айгуль, в какой-то момент помогает найти сестрёнку Андрея. Или Жёлтый отшивает Колика за изнасилование Айгуль, но при этом ставит Адидаса на колени. Все персонажи сложные и неоднозначные. Как говорит Андрей Николаевич Першин (настоящее имя режиссера Жоры Крыжовникова – ред.), ему неинтересно снимать фильмы про хороших или про плохих. Интересно про неоднозначных.  

- Когда смотрели сериал, где вам хотелось заплакать?

- Первый раз, наверное, в первой серии, когда Андрей "пришивается" и начинается песня "На заре" и они обнимаются с Маратом. Мурашки по коже от этой сцены. Расстроился, понятное дело, из-за Айгуль. Айгуль и была придумана для драматического смысла сериала. Берётся два героя - пацан Марат и чушпан Андрей. Нужно, чтобы к концу истории они поменялись местами и пацан стал чушпаном, а чушпан - пацаном. С Андреем все понятно, а что такого может произойти с Маратом? Жора Крыжовников в своём интервью объясняет, что может произойти с героем, который прям пацан пацанский, чтобы он предал свою группировку и стал комсомольцем. Несчастная, трагическая любовь со смертью его возлюбленной. И это произошло, абсолютно шекспировский ход.  

 

«Мы не хотели романтизировать криминал»

 

- В сериале есть поучительный момент?

- Не думаю, что в сериал вкладывался поучительный мотив. Совершенно точно мы не хотели романтизировать криминал, когда книга и сериал создавались. И я не считаю, что поучительность - важный элемент искусства. Как пример приведу "Заводной апельсин", где самый главный негодяй очень круто разбирается в классической музыке. В этом плане он тонкий эстет и меломан, но делает ужасные вещи. Если ты любишь искусство и разбираешься в нем, это не делает тебя хорошим человеком или плохим. Это немножко про другое. Поучительность, возможно, есть какая-то, но, наверное, не мне об этом судить.

- Какое криминальное кино вам нравится помимо "Слова пацана"?

- Из отечественного кино - фильм "Чужая", он на уровне "Бумера", только немножко круче. В фильме много блатного разговора, который ты вообще не понимаешь, но при этом тебя завораживает эта речь. Но сейчас я уже на сто процентов понимаю все из этой речи. А из западного кино - "Клан Сопрано" и "Славные парни". Это просто великое кино, готов пересматривать и пересматривать.

- На ваш взгляд, нужна ли вторая часть сериала "Слово пацана"?

- Жора Крыжовников в одном из интервью очень подробно объясняет свой драматический метод, как снимался сериал и раскрывает много интересных секретов. Он говорит, что вообще эта история могла бы быть трехчастной. То есть 89-й, 91-й, 93 год. Для чего - я не могу за него говорить. Но если бы я был режиссёром, то мог сказать, чем 91 год отличается от 89-го. Появляются деньги, экономический интерес, и группировки трансформируются в ОПГ, начинается раздел "пирога" и серьёзные войны. Это уже не отъем денег на трассе, не мелочёвка. Теперь начинаются серьёзные деньги и серьёзные предательства.

По словам Гараева, «90-е характеризуются в казанском феномен войнами внутри группировок».

- Самые страшные и опасные войны - это когда у старших уже есть ресурс и доступ к деньгам, женщинам, автомобилям, а у младших этого всего еще нет. Они подрастают и ждут, когда все это у них появится, но ничего не появляется. Они друг друга хорошо знают и начинаются реки крови. Мне бы самому захотелось посмотреть такой сериал. И было бы прикольно сделать приквел про историю Вовы «Адидаса». Но это лишь мои фантазии. Я сам люблю длинные истории. Мне нравится "Клан Сопрано", потому что там шесть сезонов и много серий, мне трудно расставаться с героями. Я как лакмусовая бумажка. Если режиссёр придумывал, что в этом месте надо заплакать, я заплачу. Если кто-то умирает, я буду горевать из-за этого, если персонаж мне полюбился. Но Жора Крыжовников - самостоятельный автор и он сделает так, как захочет.

- Как известность после выхода книги и сериала повлияла на вашу жизнь?

- Повышенный интерес из-за сериала выражается в каких-то интересных предложениях. В том числе издательских и кинопроектах. Есть интерес к тому, что я делаю, а это самое приятное для творческой реализации. Теперь я не буду писать в стол, кто-то это да прочтёт. Музыку я в стол писал, например, и с этим соглашался. Но писать тексты в стол мне никогда не было интересно. Из своего журналистского опыта я понимаю, что текст - это трудно и важно, и за него надо платить. Именно поэтому писать в стол я категорически не согласен. Ещё иногда меня узнают на улице, просят сфотографироваться. Это значит, что человек, который посмотрел сериал, должен был найти книгу, зайти в YouTube, где-то найти мою фотографию. То есть человек глубоко увлёкся темой. Одно дело, подойдут к Рузилю Миникаеву, сыгравшему роль Марата. Он, кстати, вообще не может выходить из дома, его везде узнают. Интерес, который есть ко мне, меня в принципе устраивает, потому что он не слишком большой.

Другие новости

Сегодня
Популярное
Что почитать

ОПРОС После выхода на пенсию вы планируете

Результаты