Игры патриотов

Шамиль Валеев: «Уфимцы болезненно переживают вырубку деревьев из-за полученной травмы»

22.04.2024
Первый заместитель председателя комитета башкирского парламента по развитию институтов гражданского общества Шамиль Валеев считает, что жители Уфы тяжело переживают вырубку деревьев из-за того, что несколько лет назад из-за расширения проезжей части в центре города, случился «настоящий лесоповал». Горожане рассчитывают, что власти услышат их голоса в защиту зеленых насаждений, но пока это «получается плохо».

«Пока я не вижу восстановления образа Уфы как зеленого города»

 

- Уфимцы еще так болезненно относятся к вырубке деревьев, потому что чувствуют их сокращение, - поясняет депутат. - К тому же у многих горожан, когда они видят пеньки вместо тени, дает о себе знать травма, полученная ранее, когда расширяли проезжую часть в центре города и вырубили много деревьев. Решение, на мой взгляд, было не до конца осознанным, потому что в итоге часть проезжей части превратилась в парковку. Но тогда горожане очень сильно обиделись.

Депутат считает, что в вырубке старых насаждений и посадке новых, «есть плюсы и минусы». 

- У меня, уфимца с 43-летним стажем, как и у любого другого горожанина, при виде пеньков деревьев, здоровых, без гнили и червоточин, конечно, сердце заходится, - сетует Шамиль Римзилевич. — Это принцип благоустройства - победил принцип красивости. Но меня радует, что перестали думать о каких-то других породах деревьев и вновь высаживают липы. Липы – это хороший тренд, потому что зачем нам что-то иностранное, если есть свое, родное? Я понимаю, что город развивается, но есть разные точки пути решения этой проблемы, разные взгляды на историю с деревьями.

По словам депутата, «большие деревья – это защита от солнца, а лето вновь прогнозируется жарким». 

- Если не будет больших деревьев, не будет и тени, и передвигаться пешком по раскаленным улицам станет тяжело, - признается он. - Новые деревья, которые высаживаются, даже те из них, что называют крупномерами, тени пока не создают. К тому же и приживаются не все деревья. Я не хочу говорить о деревьях, которые сажали другие люди, но у меня есть у самого печальный опыт. Я у себя в округе напротив администрации посадил чуть больше 10 лип, но лето и весна были такими, что сейчас там остались одни палочки. Мне за это стыдно - сейчас я ищу возможность это исправить.

Парламентарий отмечает, что «принятый среди городских служб подход, когда какие-то деревья называют сорными, некрасивыми, возможно, не является правильным».

- На самом деле эти деревья - такие же, как и голуби, городские существа, которые прижились в мегаполисе, - и это надо ценить, - говорит Шамиль Валеев. - Так что пока я не вижу развития в сторону восстановления образа Уфы как зеленого города. Не хочу никому портить праздник - но я беседовал с пожилыми архитекторами, и они рассказывали, что главным зеленым городом страны Уфа стала благодаря одной уловке. В свое время архитекторы включили в территорию Уфы участки поймы, те, на которых растет лес. Там до сих пор, слава богу, все зелено, и благодаря этому в Уфе еще сохраняется оптимальное соотношение между лесом и камнем.

Г-н Валеев считает правильным, что на улицах Уфы начали сажать липы.

- Липа — это родное уфимское дерево, - говорит Шамиль Римзилевич. - Липа — это и неформальный гимн нашего города. Кстати, 70 процентов всей российской липы расположены на территории Башкортостана. В Уфе их много, к счастью. Ее листочек похож на сердце, а всеобщая любовь к липе объясняется еще и ее ароматом во время цветения, от которого просто сносит голову.

В Уфе растут и барбарисы, и каштаны, и кедры, но, по мнению парламентария, липа все равно будет оставаться самым любимым деревом горожан.

- Но 450 лип взамен вырубленных деревьев очень мало, - переживает он. – Одну только реконструированную улицу Октябрьской революции надо засаживать тысячами деревьев. 

 

«Коммунальщикам, наверное, хотелось бы, чтобы деревьев не было вообще»

 

Башкирский депутат объясняет, что «пока работают льготные ипотечные программы, сохраняются темпы строительства, город будет расти». 

- Уфа интересна как место для жизни для жителей сельских районов, они продолжат сюда переезжать, - поясняет он. - Поэтому деревья всегда будут в опасности. Как правило, городское сообщество высказывается за сохранение деревьев. Но в итоге все упирается в мнение тех, кто формирует городскую среду - архитекторов, которые хотят показать каменную красоту своих произведений, и мнение коммунальщиков, которое тоже нельзя игнорировать. Коммунальщики несут материальную ответственность, если, например, ветка падает на машину, если корни помешают подземной инфраструктуре. Поэтому им, наверное, хотелось бы, чтобы деревьев не было вообще. Вырубить дерево очень просто — коммунальщики сделают это, если кто-то из жильцов пожалуется, что ему темно в квартире. И здесь мы с вами можем только схватиться за голову и плакать. 

Депутат признает, что даже «есть эксперты, которым в радость определить деревья в рубку, когда к ним обращаются власти». 

- Я с таким тоже сталкивался, к сожалению, - констатирует он. - Основанием для этого может быть не только какая-то болезнь, но и то, что дерево не той породы. Например, клен разрастается, как сорняк, от него идет поросль, которая быстро заполняет всю округу. Для городского хозяйства это гибель: они могут отодвинуть забор, например. Хотя клен мы просто еще недооценили: его сок, допустим, в 11 раз слаще, чем березовый.

Парламентарий напоминает, что после войны в Уфе высаживали не какие-то ценные культуры, а обыкновенные деревья из соседнего леса или питомника. 

- На протяжении 30 лет министром лесного хозяйства Башкирии был Марсель Абдулов, который фактически сформировал лесную отрасль после сплошного лесоповала в предыдущие годы, - рассказал эксперт. - Благодаря ему и архитектору Маргарите Куприяновой мы получили ощущение в Уфе лесопарка - не просто какого-то парка с дорожками, а лесопарка, где есть дикий лес, где иногда кажется, что сейчас выйдет какой-нибудь дикий зверь. Когда я приехал в 1980 году в Уфу, жил на очень зеленой улице. А когда потом оказался в Москве, мне в первый же день захотелось вернуться домой — из-за того, что я там не видел даже голой земли. Там все было под плиткой. Потому что привык жить там, где есть лесопарк. Это ощущение города в лесу я не хотел бы потерять.

 

«Реально работающего механизма учета мнения горожан пока не существует»

 

Депутат Госсобрания РБ разъяснил, что «когда при реконструкции той или иной улицы происходит перенос сетей, кабельных линий, это означает, что деревья вырубят». 

— Это город с его сложным хозяйством, - считает он. - Но при этом, полностью игнорировать мнение горожан, привыкшим к определенному ландшафту, я думаю, тоже неправильно. 

Башкирский парламентарий отмечает, что «городские власти учатся слушать мнение горожан — иногда это получается, иногда нет». 

- Пока доминирует привычный для управленцев технократический подход, предполагающий убирать все, что не нужно для коммунального хозяйства или мешает ему, - уверяет Шамиль Римзилевич. – Как показывает мой, к сожалению, грустный, опыт, никакие общественные слушания ни к чему не приводят. На них можно пригнать людей, их можно провести, как угодно. Я видел документы общественных слушаний с подписями, на которых граждане высказались о запрете точечной застройки. Но все равно решили строить. К сожалению, реально работающего механизма учета мнения городских сообществ, мнения горожан пока не существует.

По мнению Шамиля Валеева, «эти несчастные деревья не нужны никому, кроме горожан».

- Уфимцы помнят эти деревья с того времени, когда они сами были молодыми, гуляли здесь, признавались в любви - для них это очень волнующая и трогательная история, - объясняет он. - Поэтому для них вырубка городских деревьев – личная трагедия. Как принимаются решения о вырубке, я могу только догадываться. Люди же, в основном, выкладывают в соцсетях фото поваленных деревьев или пеньков и этим удовлетворяются. Широкого общественного движения в защиту деревьев нет. Но сейчас у страны другие проблемы, другие заботы у каждого. Но вырубка может стать триггером для того, чтобы вызвать некое возмущение, стать поводом выплеснуть накопленное раздражение. 

Г-н Валеев напомнил, как в Стамбуле «вырубка деревьев перешла из области благоустройства коммунального хозяйства в область гражданского общества». 

- Когда народ выступил против сноса деревьев на площади Таксим, это чуть не привело к государственному перевороту, - констатирует он. — Это был пример, когда гражданское общество всколыхнулось. В Екатеринбурге произошли протесты, когда на территории сквера решили построить православный храм. Деревья жителям оказались важнее. 

Депутат Курултая РБ признается, что живет надеждой, «что мои дети и внуки, если они решат остаться в обновленной Уфе, будут ходить, целоваться, есть мороженое под деревьями». 

- Я понимаю, что, трудно устоять перед урбанизацией, что желающих жить в Уфе все больше и больше - меня это радует, - говорит он. - Но нужны градостроительные решения, учитывающие мнение не только людей каменного, архитектурного мышления. Мы разные. Я надеюсь, что мы научимся мирно решать эти вопросы, как положено в нормальном зрелом гражданском обществе.

 

Другие новости

Сегодня
Популярное
Что почитать

ОПРОС После выхода на пенсию вы планируете

Результаты