Спецоперация

Ветеран СВО Александр Эйснер: «О смерти на передовой никто особо не думает»

10.06.2024
Ветеран специальной военной операции России на Украине Александр Эйснер, награжденный медалью «За храбрость», рассказал, каково это — воевать на передовой. Александр Валерьевич, служивший в воздушно-десантных войсках в 90-х годах прошлого века, после объявления СВО сразу пошел в военкомат.

Он оказался добровольцем первого башкирского именного батальона имени генерала Шаймуратова, и попал на тяжелейшее направление под Херсоном.

- Приехал я туда в октябре, когда наши уже были в Херсоне, - рассказал Александр Валерьевич. - В же первый день приходит понимание, что назад дороги нет. Позади Родина, впереди враг - и все, точка. На фронте на тот момент уже было тяжеловато. Два человека погибли из тех, с кем я дружил. А вообще было очень много потерь, которые воспринимаешь как личные. Там ведь все по-другому, даже по званию никто ни к кому не обращается - все братья.

Александр Эйснер объясняет, что записался добровольцем, потому что «не мог по-другому». 

- Я люблю Родину, у меня шестеро детей, пятеро внуков - хотелось показать пример детям, - объясняет мужчина.

В первый свой визит в военкомат он получил отказ.

- Сначала там был набор самых-самых, - признается г-н Эйснер. - Выбирали тех, кто помоложе. А мне на тот момент было уже 50 лет. И мне сначала отказали. А потом, когда начались большие потери, мне позвонили. Спросили: «Александр Валерьевич, вы готовы поехать?» Попасть в именной батальон Шаймуратова было для меня важно. Ну и все - тут же быстренько прошел медкомиссию, отдал документы. Сказали, когда прийти - отправка в течение трех дней после звонка.

Жена Александра Эйснера пыталась отговорить мужа от этого решения. Но последнее слово осталось за супругом.

- Я понимал: на Украине идет геноцид русского населения, - поясняет Александр. - И решил, что должен быть там. Там много ребят, вместе с которыми я служил в молодости. Но когда в 2014 году началось это безобразие на Донбассе, они все исчезли, слетели со связи. Перестали отвечать в мессенджерах и соцсетях. Скорее всего, хорошо поработала зачистка.

Отношения в знаменитом шаймуратовском батальоне сложились отличные. Но, конечно, поначалу пришлось «притереться» друг к другу — сказалось и то, что практически все добровольцы были немолодыми. Но у всех – боевое прошлое и опыт. 

- Были и очень смелые, и отважные молодые ребята, - рассказывает Александр. – Тем, кто ругает молодое поколение могу сказать: на СВО служат молодые патриоты, готовые отдать жизнь за Родину, я много видел таких.   

Александр Эйснер рассказал и собственном боевом опыте, и за то он получил медаль «За храбрость». 

- Мы стояли вдоль берега Днепра, держали оборону, - вспоминает он. - Жили в подвалах и выходили на позиции. Я был на дежурстве, когда начался обстрел. Танки и артиллерия противника начали нас глушить по полной программе. Я и стоял до последнего. Почувствовал, как у меня повисла левая рука, но правой рукой отстреливался. Жгут не получилось наложить. Автомат, гранаты - я готовился встречать врага. Бомбили со всех сторон. Я понимал, что лишаюсь сознание, ведь потерял много крови, просто лежал в луже крови. Но не покинул пост, потому что не получал такого приказа. 

У бойца оказалась раздроблена кость, потом врачи установили на всю руку металлоконструкцию. Но, слава Богу, сохранили руку.

О смерти, по словам ветерана, в зоне боевого соприкосновения никто особенно не думает. - Но все понимают: сделаешь ошибку — умрешь, - объясняет он. – Сегодня на фронте все не так, как было 30 лет назад, когда я десантником служил в горячей точке. В реальности это идет третья мировая. Постоянно летают дроны — это было вообще удивительно. В этом мы первое время сильно проигрывали противнику по технической оснащенности. Но сейчас все нормально, у нас тоже все это теперь есть. И все ребята, которые находятся на передовой — настоящие герои.

Другие новости

Сегодня
Популярное
Что почитать

ОПРОС После выхода на пенсию вы планируете

Результаты