Спецоперация

Участник СВО: «Оружие на войне ничего не решает - решает человеческий ресурс»

17.06.2024
Глава Башкирии Радий Хабиров считает, что среди бойцов, вернувшихся из зоны СВО, «много деятельных, толковых людей, которые понимают, что такое настоящий патриотизм». А чему учит фронтовое братство, мы попросили рассказать ветерана боевых действий, участника специальной военной операции России на Украине в батальоне имени генерала Шаймуратова Ришата Байтурина.

«Ты можешь быть трижды Рэмбо и погибнуть»

Ришат вошел в первый состав именного башкирского батальона - сразу же, как узнал о его формировании. До этого добровольца просто не брали по возрасту. Говорит, что это его долг: кто-то должен выполнять эту мужскую работу.

- Я знал, что вернусь - по крайней мере, я не думал о другом, - рассказывает он. - Была такая уверенность. Человек уходит из этого мира тогда, когда у него на роду написано, ни минутой раньше и ни минутой позже. Ушел я туда не за деньгами. Туда идут точно не за деньгами. Их там невозможно заработать: деньги как пришли, так и ушли. 

Первые два месяца Ришат Байтурин с сослуживцами провел на Тоцком учебном полигоне. 1 сентября 2022 года башкирские ребята прибыли в зону СВО.

- 4 сентября у нас был первый бой, пошли первые потери, - буднично рассказывает он. - После мы стояли в окружении в Херсонской области, тоже несли потери. Это было тяжелое время и с физической точки зрения и с психологической. Часть ребят отказались от дальнейшего прохождения службы. Кто-то, возможно, струсил - не каждый может это психологически пережить. Кто-то насмотрелся фильмов и был уверен, что боевые действия – это легко, как будто поехали на охоту.

Но те, кто остались, сражались с товарищами до конца и продолжают это делать сейчас.

- У нас процентов, наверное, 20 были ребята, которые уже прошли боевые действия в Чечне, - поведал ветеран боевых действий. - Они были немножко другие - более подготовленные в психологическом плане, обученные, привыкшие к обстрелам. И мы были к этому готовы. 

Ришат Байтурин сам прошел боевые действия в Приднестровье и участвовал во второй чеченской кампании.

- С того времени многое изменилось, военные действия стали технологичными, отмечает ветеран СВО. - Допустим, в то время у нас не было так называемых «птичек» - дронов, которые нас кошмарили. Плюс разведка: «птичка» зависла — и корректирует огонь. И, соответственно, все прилетает в цель. В Чечне такого не было. Это стало отчасти неожиданностью. Ко всему остальному — в том числе и стрессу — человек со временем привыкает и адаптируется. Первое время были ребята, которые сильно боялись, но они, видя, что кто-то рядом не боится, менялись. Чувства страха уходило, оставалось чувство опасности, наверное. Есть инстинкт самосохранения, который никто не отменял. Человек привыкает ко всему — это нормально, ничего в этом сложного нет.

По мнению Ришата, в новых, высокотехнологичных боевых действиях многое зависит от удачи. 

- Ты можешь быть трижды Рэмбо и погибнуть, - объясняет он. - Снаряд не выбирает. Подготовленный ты или не подготовленный — все решает случай. В Чечне действительно важную роль играл опыт – в СВО важнее везение. Но опыт, естественно, тоже должен быть. Если прилетает дрон-камикадзе — иногда можно от него спрятаться — зависит от реакции, нужно быстро упасть, быстро среагировать. Это может помочь.

Участник СВО уверяет, что бойцы батальона имени Шаймуратова «были абсолютно всем обеспечены».

- У нас было все: одежда, амуниция - спасибо Башкирии, - говорит он. - Соседние подразделения, сформированные в других регионах, нам завидовали. Обеспечение было очень хорошим.

 

«На этом участке фронта, если кто выдержит, то только башкиры»

Ришат Ханифович сетует, что сегодня в батальоне имени Шаймуратова – «знакомых уже единицы». 

- Было много потерь, потому что это самый воюющий батальон в республике, у которого есть авторитет, - объясняет он. - Был даже такой момент: в ноябре после отдыха у нас было переформирование, дополнительная подготовка. После этого мы должны были выехать в Донецк. У нас уже и техника была в Донецкой области. Но в итоге мы поехали в Луганскую область, потому что генерал Суровикин, который тогда командовал войсками спецоперации, якобы сказал: «На этом участке фронта, если выдержат, то только башкиры». Башкиры выдержали — как и везде, потому что были сплочены. Мы стали настоящими братьями. Я за них отдам жизнь, а они отдадут за меня. У нас такая взаимовыручка — и, если у кого-то проблемы, мы, естественно, друг другу помогаем. 

Сейчас Ришат продолжает помогать участникам СВО — теперь уже доставляя им гуманитарные грузы.

- В первую очередь мы им отвезли детекторы дронов, - объясняет он. - Очень хорошая штука, ребята сразу испытали. Стоит 70 тысяч — в первый рейс мы отвезли две штуки, и в этот раз еще три. Собирать деньги помогают предприниматели. Это довольно сложно, но народ сейчас потихоньку начинает понимать, что победа куется в тылу. И, соответственно, подтягиваются новые люди, волонтерское движение раскручивается по сравнению с тем, что было год назад. В начале спецоперации большинство людей смотрело как на футбол: наши выигрывают, наши забили гол и так далее... Но жизнь другая. Если все в тылу будут помогать фронту, победа будет быстрой. 

Ришат Байтурин уверяет, что сегодня на фронте «не нуждаются ни в продуктах, ни в одежде». 

- В принципе, есть бронежилеты и каски, но вот в последнее время бывает, что их не хватает, так как были потери, - рассказывает он. - Я недавно разговаривал с ребятами в госпитале - наши идут вперед, настроение на подъеме, приподнятое. А противник уже начинает массово сдаваться. С вооружением им помогает запад, но оружие на войне ничего не решает - решает человеческий ресурс.

Другие новости

Сегодня
Популярное
Что почитать

ОПРОС После выхода на пенсию вы планируете

Результаты